26May

Чертовка

Книги » Чертовка

Глава 9

— Только взгляни на меня! — жалобно проговорила Изабелла Лэнгстонская. — Я стала как жирная свинья! Мои юбки на меня уже не налезают, я едва могу ходить. Волосы совсем перестали виться! Когда же этот ребенок родится?

Когда?!

Хью втащил жену обратно в постель, осторожно поглаживая ее по сильно округлившемуся животу.

— Ребенок родится тогда, когда ему настанет время родиться, дорогая. Не расстраивайся.

Белли гневно взглянула на него:

— Не расстраиваться?! Как ты добр, милорд! Как ты благороден! Я чуть не лопаюсь от твоего сына, а ты советуешь мне не расстраиваться? Я едва могу пройтись по залу, чтобы исполнить свои обязанности. Я не могу уснуть, потому что этот ребенок постоянно брыкается. Это просто маленькое чудовище! Если бы мужчинам приходилось вынашивать детей, Хью Фоконье, ты бы не говорил мне так легко:" Не расстраивайся "! Тебе понравилось бы ходить раздутым, как перезрелая груша? — Белли сердито оттолкнула его, едва не плача.

Хью с трудом удержался от смеха при виде такого гнева, но все же он понимал, как тяжело приходится его жене.

Изабелла привыкла к бурной деятельности. Она очень переживала, что не может больше работать, как прежде. Беременность не смягчила нрав Изабеллы. В последние недели она, напротив, становилась все более резкой и раздражительной; сейчас ее могло привести в ярость любое неосторожное слово, даже простой взгляд.

— Недолго уже осталось, дорогая, — сказал ей Хью. — Я могу лишь догадываться о том, как тяжело тебе в эти последние недели, но осталось потерпеть еще совсем немножко. Так говорит твоя мать, а уж она-то знает наверняка. — Хью взял жену за руку и поцеловал ее.

Изабелла расплакалась.

— Завтра мой день рождения, — сказала она. — Мне исполнится семнадцать лет. Я старею, Хью. Я становлюсь старухой!

Хью снова пришлось сдерживать смех.

— Ты самая прекрасная на свете старуха. Белли, — сказал он.

— Ох, Хью! — фыркнула она, внезапно растроганная его добротой.

На следующее утро, когда вся семья собралась в зале поздравить ее с днем рождения, на лице Белли внезапно появилось странное выражение, и Алетта немедленно поняла, в чем дело.

— У тебя начинаются роды, — сообщила она дочери спокойным тоном.

— Я тоже так думаю, — ответила Изабелла и вздрогнула. — Я что-то чувствую, мама! Я хочу вытолкнуть его! — закричала она.

— О небо! — воскликнула ошеломленная Алетта. — Ты собираешься рожать прямо здесь?! — Но выражение лица дочери убедило ее, что Изабелла действительно вот-вот родит. — У нас нет времени, — сказала она остальным. — Ида, Агнесса, помогите уложить Изабеллу на стол! Боюсь, у нас нет другого выбора.

Прежде чем кто-либо успел сдвинуться с места, Хью подхватил жену на руки и осторожно уложил ее на стол.

— Расслабься, Белли, — ласково сказал он ей. — Дыши глубже, дорогая. — Он положил руку ей на лоб.

— Рольф, принеси ширму, чтобы оградить госпожу Лэнгстона от посторонних глаз, — велела Алетта своему мужу. Она начала снимать с дочери тунику и юбки; наконец на Изабелле осталась одна рубашка. Взяв нож, Алетта разрезала льняную ткань с обоих боков.

Хью стоял в конце длинного стола, поддерживая Изабеллу, которая теперь сидела, прижав колени к груди.

— Иисус! Мария! — воскликнула Алетта. — Мой внук не заставит долго себя ждать! Поторопись, Рольф!

Стол отгородили ширмой, и Изабелла получила некоторое уединение. Ида и Агнесса уже носились взад-вперед с горячей водой, вином, чистыми полотенцами, свивальниками и колыбелью для готового появиться на свет младенца. Изабелла закричала и, не в силах сдержаться, упала на стол. Она чувствовала, как все ее тело растягивается, выпуская что-то из себя. Она продолжала кричать. Хью обнимал ее, нашептывая ласковые слова, осыпая ее голову нежными поцелуями. Белли тяжело застонала, а потом, к своему удивлению, почувствовала, что снова свободна. Она услышала крик. Крик младенца!

— Чудесный мальчик! — воскликнула Алетта, взяв на руки кричащее, испачканное кровью крошечное существо. — Изабелла, Хью, у вас родился сын!

— Дайте его мне! Дайте его мне! — закричала Белли.

— Мы сначала вымоем его, — рассудительно сказала Алетта.

— Нет! Дайте его мне немедленно! — потребовала Белли чуть не плача, и Алетта вручила ей ребенка.

— Позволь мне хотя бы перерезать пуповину, — сказала она, но Изабелла не слышала ее. Она была слишком очарована новорожденным сыном, чтобы замечать остальных.

— Посмотри, Хью, — сказала она. — Ты посмотри только, какие у него крохотные ручки и ножки! По-моему, он похож на тебя. Он будет некрасив, как и его отец, милорд. — Слова ее могли показаться обидными, но в голосе звучала искренняя любовь и к сыну, и к мужу.

— Хочешь, чтобы мы назвали его в честь твоего отца? — спросил Хью.

— Нет, — ответила Белли. — Я хочу назвать нашего сына в честь его собственного отца. Он будет зваться Хью Младший. — С этими словами она передала младенца Агнессе; чтобы его вымыли и уложили колыбель.

Через несколько недель после рождения Хью Младшего в Лэнгстон явился королевский гонец с посланием. В письме сообщалось, что Роберт де Беллем, граф Шрусбери, и его братья — Арнульф, граф Пемброка, и Роже из Пуату, лорд Ланкастера, — взбунтовались против короля.

Король собирал войска, чтобы отправить их к валлийским топям — туда, где расположился лагерь мятежников. Эти топи простирались вдоль границы Англии с Уэльсом и на южном побережье Уэльса. Хью и Рольф собрали свой отряд, состоявший уже из пятидесяти лучников.

— На сей раз, — сказал Хью Изабелле, — Я боюсь, вернутся домой не все. На сей раз будет сражение.

— Смотри, чтобы ты сам вернулся, — ответила Белли. — А как насчет Бланки? Если ты явишься на зов короля, то, наверное, не сможешь отвезти ее герцогу Роберту. Он обидится?

— Отправь герцогу письмо и сообщи ему, что я не могу приехать сейчас, но попытаюсь осенью или следующей весной, — сказал Хью жене.

Комментарии (0)

Пока пусто